Тайны фресок Княжеской башни: кто заказывал и расписывал?

12 декабря 2022
фрески Княжеской башни
“Глаз” – один из 4 тысяч фрагментов фресок Княжеской башни. Фотография предоставлена Олегом Дерновичем

Исследователь Кревского замка, кандидат исторических наук Олег Дернович провел в Минске публичную лекцию, посвященную одной из самых таинственных страниц в истории средневекового памятника – происхождению фресок XIV века в византийском стиле, найденных белорусскими учеными во время раскопок с перерывом в 25 лет.

Между тем, изучение настенной живописи не только захватывающее само по себе, но и приоткрывает малоизвестные эпизоды династической политики Великого княжества Литовского.

Тысячи фрагментов средневековой “мозаики”

Как рассказал Олег Дернович, дважды ему посчастливилось стать свидетелем возвращения находок из-под исторических наслоений: сначала в 1988 году студентом истфака БГУ в роли ассистента археолога Игоря Чернявского, а в 2012-ом уже руководителем группы исследователей Института истории Академии наук. Оба раза раскопки проводились в Княжеской башне, где когда-то располагались жилые комнаты хозяев.  

“На момент расчистки внутренней части башни в 1988 году, она была полностью засыпана в результате пожаров и обвалов XVI-XIX веков, а также от артиллерийских обстрелов в Первую мировую войну. Честно говоря, не очень надеялись на сенсации, но когда добрались до аутентичной штукатурки, неожиданно увидели на ней цветные узоры – до этого о существовании фресок и не догадывались! Хотя когда начали изучать архивы, выяснилось, что в 1818 году автор под инициалами B.F.K. в «Tygodnik Wileński» писал об “оштукатуренных и украшенных руинах” Крево… А уже в 2012-ом вновь вскрывали Княжескую башню: сделали два глубинных шурфа и оттуда пошла очередная масса фресок. В общей сложности две экспедиции собрали около 4 тысяч фрагментов, которые хранятся в Гродно и Минске”.

фрески Княжеской башни
Исследователь Кревского замка Олег Дернович на публичной лекции в Минске. Фото: Игорь Карней

В основном это декоративные геометрические линии или более сложные “закругления”, однако есть и детали “антропологической мозаики” – например, глаз, который по всем характеристикам принадлежит человеку. Соответственно, теоретически в комнатах могли быть и изображения кого-то из великих князей.

Представить картину цельного “полотна”

Поскольку работы по консервации Кревского замка с элементами реконструкции стен продолжаются, Княжеская башня, которой уже подготовлена роль будущего музея, неизбежно попадет в прицел очередных археологических раскопок. По прогнозам Олега Дерновича, в таком случае поштучное количество уникальных элементов монументальной живописи может смело перешагнуть 10 тысяч.

“Это серьезное мероприятие, потому что Княжеская башня потянет практически половину бюджета на консервацию всего замка. Поэтому в условиях необходимого финансирования с некоторой тревогой об этом думаю. В любом случае, перед тем, как составлять проект, необходимо будет расчистить весь завал, который накопился за прошлые столетия. И если судить по объему, там находится еще минимум 4-5 тысяч фрагментов фресок. Естественно, возникает вопрос, что с ними делать? Был относительно не такой давний прецедент в Италии, когда после землетрясения в костеле нужно было восстановить фрески. Они сняли каждый фрагмент в 3D, а дальше уже компьютерная программа их составляла. К их счастью, были фотографии интерьеров. Но нам князь Ольгерд никаких графических зарисовок не оставил!” 

Тем не менее, эксперт настроен оптимистично и надеется, что в обозримом будущем в восстановленной башне удастся не только выставить экспозицию самых интересных экземпляров, но и частично сделать реконструкцию отдельно взятой “картины”. Так как самая большая проблема для исследователей – понять, что на самом деле представляли собой фрагменты, которые когда-то были одним целым.   

По утверждению ученого, найденные фрески относятся к так называемой технологии “альсекко” (al secco), при которой роспись делается по сухой штукатурке – в отличие от классического нанесения рисунка на влажную поверхность. Этот способ впервые применили итальянские мастера эпохи Ренессанса, чтобы сделать процесс художественного оформления более быстрым и дешевым. Но в данном случае, продолжает он, находки представляют абсолютную редкость для исторической науки, так как только считанные объекты на территории Великого Княжества Литовского в XIV веке были украшены фресковой живописью “альсекко”. Всего их восемь, и Крево в этом почетном списке.  

Сдержанные цвета “палитры земли”

Прежде всего обращает на себя внимание сдержанная колористика – так называемая “палитра земли”. Иными словами, средневековые мастера пользовались тем, что было под рукой в данной местности. Все отклонения от привычной гаммы – “импорт”, уточняет Олег Дернович.

фрески Княжеской башни
Фрагмент фрески, найденный во время археологических раскопок в 1988 году. Фото предоставлено Олегом Дерновичем

“Все на тот момент крутится вокруг охры – пигмента из гидрата окиси железа с примесью глины. Поэтому и такие оттенки: красный, коричевый, бронзовый и т.д. Все остальные редкость, когда только откуда-то привезли микроэлементы для основы зеленого, синего и других цветов. Кстати, после находок 1988 года в лаборатории “Белреставрации” делали спектрографический анализ, который привел к сенсационным выводам, хотя дискуссии продолжаются и сегодня. В частности, речь об элементах, близких структурой к “египетскому синему”. Насыщенный синий хоть и известен с античности, но на нашей территории в то время был редким. К тому же, в Средневековье рецепт был утрачен. Тем не менее, он есть в изображениях, научно зафиксирован и выглядит диссонирующим на фоне местных пигментов”.  

Что касается архитектурного исполнения Княжеской башни, которая и стала площадкой для художественных экспериментов, то, по мнению Олега Дерновича, сначала ее возвели отдельно на песчаной дюне, а уже потом достраивали своды – оштукатуренные и покрытые фресками. 

Парадоксально, но сохранить роспись помогла династическая война: в результате штурма замка в 1433 году обиженным на “несправедливое разделение власти” князем Свидригайлом своды обвалились в цокольный ярус. Так как постепенно Крево потеряло первоначальный статус, те завалы не разбирали, что сохранило их хоть в сильно поврежденном, но аутентичном виде до нашего времени.    

Анонимные претензии на авторство

Еще одна немаловажная интрига – кто именно занимался росписью Кревского замка? Элементы стенописи XIV века зафиксированы и в других местах ВКЛ. Согласно авторской классификации Олега Дерновича, это замок в Медниках, замок и костел Девы Марии в Тракае, нижний замок и кафедральный собор святого Станислава в Вильнюсе, церковь Иоанна Евангелиста в Луцке, Княжеская башня Кревского замка и описание в хрониках замковой церкви в Витебске (в дополнение к трансферу традиций и технологий есть отдельный список подобных объектов с росписями на территории Короны, когда Ягайло стал Польским королем). 

“Спектральный анализ материалов показывает, что строительные артели в Крево и Медниках использовали похожие подходы. Я не готов сказать, что у них был один “мозговой центр”, но просматривается технологическая связь. Естественно, художественные вкусы в оформлении зависели от заказчика, но остальной процесс в основном очень похож. Что касается кревских фресок, как и в Медниках,– проблема в их дефрагментации, нет ни одного цельного изображения. В то же время существует технологический прием, характерный для региона в широком смысле. Так называемые “белильные лики” – роспись с опорой на белый цвет. Это очень качественная штукатурка, которая не требует отдельно использовать белый цвет. Такой прием хорошо читается в Крево и частично в Медниках, а также в Пскове и Твери”. 

Как напоминает Олег Дернович, Кревское княжество принадлежало сначала Ольгерду, а затем его сыну Ягайло. Оба имели прочные связи с Псковским и Тверским княжествами, которые хоть и лежали в лоне православного мира, но при этом были сильно вовлечены в политическую орбиту ВКЛ.

Кревский замок
В Княжеской башне Кревского замка могут быть спрятаны еще около 5 тысяч уникальных элементов монументальной живописи. Фото: Сергей Гапон

К тому же, Ольгерд после смерти первой жены женился на княгине Тверской Ульяне, от которых и появился на свет Ягайло. Так вот именно она могла оказать влияние на возведение и художественное оформление Витебского замка. 

В свою очередь, не исключено, что при ее дворе оказались те, кто учился художнической грамоте “за семью морями”, а затем продемонстрировал способности в Крево. Выбор локации неслучайный: замок великих князей – Ольгерда, а позже Ягайло, место подписания исторической унии.  

Ради справедливости, существует и другая версия: фрески в Крево могли создать ганзейские мастера, приглашенные еше отцом Ольгерда, князем Гедимином. По крайней мере при участии немецких каменщиков строились первые замки ВКЛ, так как до этого собственной традиции строительства каменных кастелей не было.

Как бы там ни было, Кревский замок таит под своими историческими наслоениями еще немало секретов, которые придется “разгребать” еще не одному поколению ученых.

Понравился текст? Мы работаем над новыми историями для вас! Поддержите автора и команду Kreva.Travel с помощью сервиса PayPal. Это безопасно и легко!