История с планом местечка Крево 1869 года

2 марта 2019

По мнению многих, ценнейшим экспонатом краеведческого музея Кревской школы является план нашего городка 1869 года. Несмотря на то, что это всего лишь копия документа, хранящегося в Литовском государственном историческом архиве, он сыграл и еще сыграет важную роль в освещении многих белых пятен нашего прошлого.

Кроме этого, с самим планом связано несколько интересных историй. Одна из них — о его появлении в музее — очень похожа на красивую выдумку, место которой — среди других невероятных историй и преданий нашего края. Якобы попал он сюда из тайника, сделанного в дупле векового дерева. Когда то рухнуло от старости, решили его распилить на дрова. И как удивились, когда в дупле дерева нашли клад. План, который посчитали самой ненужной вещью из найденного, решили отдать в школьный музей. Теперь же он считается гордостью музейной экспозиции.

Вторая история, связанная со старым планом нашего местечка, уже реальная и зафиксирована документально, кажется мне не менее интересной. Оказывается, когда-то был еще один человек, который понимал, возможно — по-своему, ценность этого артефакта и даже боролся с властями за владение им.

Перед тем, как рассказать историю, остановимся немного на более подробном описании документа. Выполнен он на плотной тонкой ткани. Полное название его, которое занимает большую часть правого верхнего угла, следующая (подаю дословно, но заменив или пропустив несуществующие сейчас буквы русского алфавита): «План Принадлежащей к казен. имению Крево усадебн. земель м-ка Крево Виленской губении, Ошмянскаго уезда Кревской волости Составленный чинами Виленской Люстрац. Коммисии в 1869. Масштаб в Английском дюйме 50 саж.» Над заголовком — приписка на польском языке: «Odrys» (в переводе — «копия»). Большое красивое пятно от влаги снизу заголовка хоть и придает документу более архаики, однако делает неразборчивым еще одну приписку по-польски, из которой чтению поддается только дата: «23-XI-33». В правом нижнем углу находится легенда с условными знаками, а еще ниже — следующая надпись: «Подлинный подписал Производитель люстры. Работ Тейс. С подлиннаго копировал Старший Межевщик Коллежский Регистратор С. Яковлев. Всего в плане (пробел) дес. ». Все хозяйства с постройками и огородами на плане разграничены и пронумерованы. Многие улицы, водоемы и другие объекты, нанесенные на план, подписаны, отмечены особенности рельефа, почвы. Отдельным цветом указаны помещичьи и церковные земли. Указаны некоторые направления дорог.

Благодаря этому плану, мы имеем представление о том, где во второй половине XIX в. находились кревские культовые сооружения, кладбища, как проходили улицы, какое название они тогда имели. С его помощью мы можем каким-то образом восстановить состояние и вид местечка до почти полного его разрушения во время Первой мировой войны.

А теперь — сама история, зафиксированная в документах, хранящихся в Молодечненском зональном государственном архиве.

В сентябре 1924 года жители Крево Василий Августинович Магер направляет на имя старосты Ошмянского уезда заявление, в котором сообщает, что в 1875 году на свои собственные деньги он купил «для собственных нужд» два плана местечка Крево. А теперь войт Кревской гмины Винсент Ковалевский забрал от него эти планы, хотя они гмине не принадлежали. Свои слова Василий Магер подкрепляет свидетельствами группы постоянных жителей. Заявитель просит уездного старосту посодействовать либо возврату ему самих планов, либо выделению из казны гмины денежной компенсации за них.

Уездный староста отреагировал на заявление, дав Кревского войту указание опросить перечисленных в заявлении свидетелей и, в случае подтверждения принадлежности планов Василию Магеру, вернуть их хозяину либо компенсировать деньгами.

Как видно из следующих документов дела, войт все же решил оставить один из планов в гмине, компенсировав Магеру его стоимость. По описанию, которое приводится в акте купли-продажи, можно понять, что это был именно тот план, который позже каким-то странным образом попал в дупло старого дерева, а впоследствии занял свое почетное место в музее Кревской школы. Судьба второго плана, который фигурирует в деле, пока неизвестна.